Цитаты Антония Сурожского

20.12.2011 в 1:59 пп | Опубликовано в Цитаты | Оставьте комментарий

«Мы посланы в мир для того, чтобы перед этим миром быть свидетелями. Можем ли мы быть свидетелями, если сами не сознаем своей веры, если мы не можем сказать человеку: я прошел тем же путем, и я тебе укажу хоть первые шаги на этом пути… Недостаточно быть верующим, — надо научиться давать. Никто большей любви не имеет, как тот, который душу свою, жизнь свою положит за другого. Это — предел; а до этого? — до этого первые шаги: протянутая рука, живое слово, и готовность, хотя бы даже со страхом в душе, засвидетельствовать правду Божию, Божию любовь, Божию святость…»

«Как только я 14-летним мальчиком прочел Евангелие, я почувствовал, что никакой иной задачи не может быть в жизни, кроме как поделиться с другими той преображающей жизнь радостью, которая открылась мне в познании Бога и Христа. И тогда, еще подростком, вовремя и не вовремя, на школьной скамье, в метро, в детских лагерях я стал говорить о Христе, каким Он мне открылся: как жизнь, как радость, как смысл, как нечто настолько новое, что оно обновляло все. Если не было бы недопустимым применять к себе слова Священного Писания, я мог бы сказать вместе с апостолом Павлом: “Горе мне, если не благовествую” (1 Кор. 9, 16). Горе, потому что не делиться этим чудом было бы преступлением перед Богом, это чудо совершившим, и перед людьми, которые по всей земле сейчас жаждут живого слова о Боге, о человеке, о жизни…».

«Я воспитывался мальчиком на Востоке, мой отец был консулом в Персии, и я помню громадные пустыни… Мне представляется бесконечная даль, бесконечное небо и посреди этого маленькая группа существ — десяток овец и пастух. Вокруг и дикие звери, и другие опасности, что угодно. Пастух такой же уязвимый, как и эти несчастненькие животные. Разница между ними такая: он готов жизнь за них отдать. Мне кажется, все пастырство в этом заключается. Не в том, чтобы учить (конечно — учить тоже), но чтобы люди знали ты живешь для них. Вот, мне кажется, это слово…».

«Меня поразило в Церкви, когда я впервые с ней столкнулся, именно это — священники служили Богу и отдавали жизнь за нас. Жили впроголодь, жили холодно. Я помню, пришел как-то в Париже на Трехсвятительское подворье, а владыка Вениамин (Федченков) лежит в коридоре на каменном полу, покрытый своей монашеской мантией. Я спросил: “Владыка, что вы здесь делаете?” “Знаешь, в келье моей места нет”. “То есть как?” — “На кровати — один нищий, на матрасе — другой, на ковре — третий, на моих одеялах четвертый, а келья-то маленькая, мне пришлось в коридор выйти”. Вот это для меня пастырство…».

«Идти за Христом для нас не значит куда-то уходить, это значит остаться при Нем и так же сеять, как Он сеял, и так же собирать в Царство Небесное, как Он собирал. Сеять, не задумываясь над тем, богат я или беден: была бы любовь – семя даст Господь…».

«Мы за столетия сделали Церковь одним из обществ человеческих.Мы меньше мира,в котором мы живем,и когда мы говорим об обращении этого мира в христианство,мы говорим,в сущности,о том,чтобы всех,сколько только возможно,людей сделать членами ограниченного общества.Это,грех наш,мне кажется. Мы должны понять,что Церковь христианская,верующие должны стать верующими не только по своему мировоззрению,но и по жизни,по своему внутреннему опыту,и что наша роль состоит в том,чтобы в этот мир,где так темно,где порой так страшно,принести свет».

«в некоторые мгновения жизни бывает, что сеешь: сеешь от сердца, сеешь с любовью: сеешь, однако, со стесненным чувством, что ты так убог, что давать-то нечего. И вдруг вспомнишь, что Господь – великий Сеятель, что Он семя создал и сеет и дает плод этому семени, и возгревает его солнцем, и взращивает его…»

«Церковь — это место встречи Бога и человека. Церковь — таинственное место этой встречи и общения, но также место, где Бог, ставший человеком, чтобы умереть за спасение мира, говорит нам: «А теперь иди в мир и принеси Благую весть…» Если мы получили вдохновение, радость, надежду, новизну жизни, мы должны это нести тем, у кого нет всего этого, кто нуждается в этом, кто в отчаянии, сам не зная почему; кто голоден — тем дать пищу. В конце римо-католической мессы священник говорит: «Ite, missa est — Идите, служба окончилась». Это отпуст. Это не значит: «Можете идти домой, теперь вы свободны». Община отвечает на это: «Слава Богу», — но не в смысле: «А, кончилось!» Мы благодарим Бога за то, что Он посылает нас в мир. Французский писатель в замечательной книге «Святые идут в ад» переводит эти слова (хотя и неверно с точки зрения языка) так: «Идите, ваша миссия начинается». Если литургия имеет для нас какой-то смысл, то потому, что мы причастились Богу, Который пришел в мир ради его спасения; и если мы идем домой, просто радуясь своим переживаниям или чтобы с удовольствием пообедать в семейном кругу, то мы предаем Бога, мы теряем Божие время, пока были на службе».
«Уверенность в вещах невидимых. Последние беседы.»

«В этом сила слова всякого христианина, говорящего о своем Господе, о своем Боге, своей вере: если мы только повторяем то, о чем мы наслышались, – это бессильно; но если мы говорим о том, что родилось опытом в нашей душе, к чему привело нас свидетельство других, но стало глубже чужого свидетельства, обратившись в живой опыт души, – тогда действительно наше слово – как огонь, наше слово – сила и свет.»

«Я получил пару писем, где говорилось: «Ваша беседа будет бессмысленна; нам так хорошо в Церкви, у нас богослужение, мы молимся, нам уютно с Богом, чего больше?..» Чего больше?! Христос сказал Своим ученикам: Я вас посылаю, как овец среди волков, Я посылаю вас во весь мир нести Благую весть — не наслаждаться ею, а поделиться ею…».

«У меня нет, конечно, опыта церковной жизни в России. Я никогда не был священником в России, и тот опыт России, который у меня есть, очень ограниченный. Но опыт истории показывает, что для Церкви невыгодно быть под защитой. Потому что защищенное положение принуждает ее из благодарности или по необходимости занять то или другое положение. И, кроме того, Церковь, которая под защитой и как бы в союзе с государством, в значительной мере теряет уважение людей вокруг, часто — даже собственных членов…».

«Скажем со всей остротой, со всей серьезностью: богоотступник не только тот, кто отрицает существование Бога, нехристь не только тот, кто отметает Христа как своего Спасителя. Мы можем быть еретиками, нарушителями и попирателями веры, если ничем наша жизнь не свидетельствует, что Бог-Любовь зажег нашу душу новой, сверхземной любовью, что Он нас научил любить так, как на земле научиться нельзя, как можно научиться только от Бога…».

«Меня как-то спросили — в относительно молодые годы — что я думаю о католичестве, и я ответил, что можно быть или христианином или католиком. Я этого сейчас не скажу, потому что на войне видел людей, которые были безбожники, которые были католики, протестанты, православные, и которые одинаково отдавали свою жизнь. Помню теперь уже покойного владыку Серафима Цюрихского, который мне с фронта написал письмо на другую часть фронта, где говорил: «Я всегда жаловался на то, что я такой рослый и широкоплечий и все на меня смотрят (он даже рассказывал, как он ехал в метро, и рядом с ним стоял маленький мальчонка, который его дернул за рукав, и говорит: Дядя! Тебе не скучно одному там наверху?) Я только теперь понял, зачем Бог меня создал таким широкоплечим и рослым: когда бывает обстрел — двое могут спрятаться за моей спиной». Наряду с этим, я помню одного из наших офицеров, который шесть раз вышел из окопа для того, чтобы внести обратно раненных солдат, и был пробит пулеметными пулями. Он был католик. Я знаю других людей, которые также отдавали свою жизнь. Я думаю, что когда они станут перед лицом Божиим после смерти, Бог не станет им говорить: покажи Мне свидетельство о крещении… Он посмотрит, что это за человек, — а этот человек вырос в такую меру!.. И даже вне христианского мира есть люди, которые могут нам послужить примером. Не своими убеждениями, а тем, чем они были благодаря этим убеждениям»…

«Храм, стоящий посреди города, говорит людям, которые к Богу никакого отношения не имеют и не желают иметь, что у Него есть приверженцы, что люди в Него верят, и вера их в Него достаточно сильна, чтобы построить храм или сохранить этот храм, и молиться в нем, чего бы это им ни стоило».

Реклама

Добавить комментарий

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.
Entries и - комментарии feeds.

%d такие блоггеры, как: