Чарльз Финней и благовестие

16.11.2011 в 7:31 пп | Опубликовано в Статьи | Оставьте комментарий

Хотя Чарльз Финней жил задолго до того, как прагматизм стал популярным в евангельском христианстве, его подход к служению был однозначно прагматичным. Поэтому он задает систему координат, помогающую понять современные тенденции в благовестии. Анализ служения Чарльза Финнея позволяет увидеть разрушительные последствия прагматичного подхода к благовестию.

Финней родился в крестьянской семье в штате Коннектикут в 1792 году, но большую часть своей жизни провел в Нью-Йорке. Его родители были неверующими. Единственное воспоминание о встрече с проповедником в период своей молодости он описывает так:
Я сидел на балконе и видел, что проповедник положил свои записи в середину Библии и заложил пальцами те страницы, на которых нужно было найти необходимые отрывки Писания по ходу проповеди. В результате он был вынужден держать Библию двумя руками, что сделало просто невозможным любую жестикуляцию. Во время проповеди он открывал для чтения те места Писания, которые были заложены пальцами, и по мере их прочтения постепенно освобождал пальцы обеих рук один за другим. Когда все его пальцы были освобождены, проповедь уже была близка к завершению. Его чтение было абсолютно бесстрастным и монотонным. И хотя присутствующие были очень внимательны к его чтению, все же, я должен признаться, в моем понимании это не было похоже на проповедь.
Впечатления Финнея от такой сухой проповеди отвратили его от религии и подтолкнули к карьере юриста. Он получал юридическое образование в Нью-Йорке. В процессе обучения ему встречались в учебниках ссылки на Библию, и у него появился интерес к чтению Библии. Он начал общаться с местным пресвитерианским пастором, который встречался с ним, чтобы ответить на его вопросы. И в 1821 году Финней испытал яркое религиозное переживание, что побудило его стремиться к пасторскому служению. Автобиографическое описание Финнеем своего обращения показывает, как он понимал роль благовестника в проповеди Евангелия. Он пишет: «Осенним субботним вечером в 1821 году я принял решение немедленно разобраться с вопросом спасения своей души, чтобы, если это возможно, примириться с Богом». Он дал обещание: «Я отдам свое сердце Богу или умру, пытаясь это сделать». Продолжая описывать свое обращение, он вспоминает ощущение мира и спокойствия и переживание крещения Святым Духом, Который прошел по всему его телу и душе подобно электрической волне. После этого переживания он принял решение стать проповедником Благой вести, что он и сделал, включившись в служение пресвитерианской церкви в 1823 году. В 1824 году он был рукоположен.

Вскоре после рукоположения он начал проповедовать в северной части штата Нью-Йорк, и там начались пробуждения, которые иногда охватывали города Нью-Йорк, Филадельфию, Бостон и Рочестер. Поскольку Финней рос не в христианской среде и не получил богословского образования, то на его богословие и проповедь в значительной степени повлияло его юридическое образование. Мак-Артур замечает, что его «представления о справедливости, виновности, праведности, преступлении, прощении, ответственности, суверенности и многих других понятиях были сформированы при изучении юриспруденции, а не Писания». Финней проповедовал в таком окружении, где многие церкви придерживались крайнего кальвинизма, и он так сильно противился этому учению, что отшатнулся в другую крайность и заменил библейское учение о благодати, покаянии, искуплении и грехе своим пониманием, профильтрованным через его юридические познания. Он пишет: «Библия определяет грех как нарушение закона. Какой закон мы нарушили, унаследовав свою природу? Какой закон требует от нас наличия другой природы, отличной от той, какой мы обладаем? Подтверждается ли здравым смыслом тот факт, что мы заслуживаем гнев и Божье проклятие навеки за то, что унаследовали от Адама греховную природу?» (курсив наш. – М. Ж.). Следуя такому образу мыслей, Финней лишил библейское откровение авторитета и наделил высшим авторитетом человеческий разум. Отсутствие богословского образования проявляется и в том, как он описывает свой разговор о Вестминстерском вероисповедании с рукополагающей пресвитерией. Один из экзаменаторов спросил, подтверждает ли он это вероисповедание, и хотя Финней его до этого еще не читал, он заявил следующее: «Я ответил, что я принял его по предмету учения, насколько я понял его». Как только он позже прочитал это вероисповедание, то узнал, что оно противоречит большинству его убеждений, и признался в этом в своей проповеди: «Я без колебаний при всяком удобном случае старался провозгласить свое расхождение с ними». В каком-то смысле Финней так реагировал на холодный крайний кальвинизм своего времени. Тем не менее, своими действиями он проложил путь для благовестия, нацеленного на осязаемый прагматичный результат. И тот же самый подход продолжает пропитывать евангельское христианство до нашего времени.

Метод благовестия Финнея исходил из его убеждения в том, что религия – это дело человека, а пробуждения и обращения – не сверхъестественные события, поэтому могут быть получены с помощью особой окружающей обстановки. Он писал: «В религии нет ничего выходящего за рамки проявления обычных сил природы… пробуждение – не чудо, и оно не зависит от чуда ни в каком смысле. Это чисто философский результат правильного использования установленных средств, точно так же, как любой другой результат достигается применением определенных средств… Пробуждение по своей природе – это результат употребления средств, как урожай собирается при помощи подходящих для этого инструментов». Это убеждение пропитывало все его усилия в благовестии. Финней был, пожалуй, первым сторонником идеи о том, что при евангелизации благородная цель спасения душ оправдывает средства. Он был первым, кто на призывных собраниях начал приглашать людей «выйти вперед», чтобы выразить таким образом веру во Христа. Он применил к евангелизационным кампаниям термин «пробуждение» и изобрел «последующие собрания» для ищущих, желающих подискутировать о религии после служения пробуждения. Его проповеди не отличались особой изысканностью; он говорил просто, точно, логично, но остроумно. Его целью было говорить с людьми, но не поверх их интеллектуальных способностей. Он также побуждал проповедников быть «прямыми, ясными, убедительными, искренними и разоблачающими в своих проповедях… обращаться к [грешникам] на “ты”, чтобы сильнее уязвить их совесть. Он подчеркивал необходимость немедленного обращения… Финней призывал грешников покаяться и уверовать, а не оставаться пассивными в надежде на то, что Бог обратит их». Хотя его проповедям присущи некоторые положительные качества, достойные подражания, его убеждение в том, что грешника может привести ко Христу правильная обстановка, подействовало разрушительно на практику благовестия. Спасение, по сути, находится в руках проповедника, и он может манипулировать ситуацией, как ему угодно, чтобы произвести желаемые результаты. Печально, но, в основном, заслуга Финнея заключалась в том, что он принес в благовестие прагматичный, ориентированный на результат подход и перестроил в благовестии весь порядок вещей.

Из служения Финнея можно извлечь два урока. Во-первых, его прагматизм выражался в готовности отложить Писание в сторону, поскольку оно противоречило его убеждениям. Он видоизменил богословие так, чтобы оно удовлетворяло его нуждам: отверг учение о первородном грехе, заместительном искуплении и сверхъестественной природе обращения, а это лишило всех его обращенных богословского фундамента, на котором должна была покоиться их вера. Один из соратников Финнея по служению так отзывался о духовном состоянии обращенных спустя несколько месяцев после их покаяния:
Взглянем на нивы, где вы, и другие, и я сам трудились как служители пробуждения. Каково сейчас их нравственное состояние? Каким было их состояние через три месяца после того, как мы их покинули? Я посещал снова и снова многие из этих нив и стонал духом, видя, в какое прискорбное, безразличное, плотское и склочное состояние впали церкви – и впали очень скоро после того, как мы первый раз ушли от них.
Что касается служителей, которые сами были плодом служения Финнея, Аса Мэйхен, который долгое время был другом и сотрудником Финнея, сказал, что «эти пасторы были лишены всякой духовной силы»; а о благовестниках: «Из всех них, – говорил он, – а я лично был знаком практически с каждым, я не могу вспомнить ни одного человека, за исключением брата Финнея и отца Нэша, кто через несколько лет не потерял бы своего помазания и не стал бы одинаково негоден к служению ни как благовестник, ни как пастор». Отвержение Финнеем сверхъестественной природы обращения ради психологической манипуляции произвело ложных обращенных, в которых не было духовной жизни, которая могла бы сохранить их верными Христу.

Второй яркий урок, который следует из служения Финнея, заключается в том, что богословие и подход к служению неразрывно связаны. Его философия манипулирования аудиторией ради результата коренилась в убежденности, что обращение души производит он сам, а не Святой Дух. Если он мог подчинить волю своего слушателя своей проповеди, то он мог прибавить еще одного обращенного. Но, как показала история, эмоциональные обращения, вызванные специально подготовленной обстановкой, дают лишь временные результаты.

докторант Эдинбургского университета (Шотландия) Марк Жакевич

Реклама

Добавить комментарий

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com.
Entries и - комментарии feeds.

%d такие блоггеры, как: